Блоги / Ульяна Лаблюк

В каморке за актовым залом

07.02.2024 11:48|ПсковКомментариев: 0

В соседней Ленинградской области расследуют странную любовную историю учительницы и 11-летнего мальчика. Разбирательство пока не завершено, потому не до конца ясно, что именно произошло. То ли молодой педагог действительно имеет определённые отклонения и заинтересовалась ухаживаниями ребёнка, то ли её оклеветали и пытаются сделать «козой отпущения».

Получившая широкий резонанс история актуализировала проблему безопасности в школах. На фоне других инцидентов, которые один за одним фиксируются в российских учебных заведениях, есть серьёзные опасения по поводу нахождения там детей. Очевидно, что перевести всех ребят на домашнее обучение и запереть в четырёх стенах под неусыпным родительским контролем — это не выход. Нужны какие-то другие решения. Тем более, в современных реалиях угроза может исходить откуда угодно, и это касается не только образовательных учреждений.

 

Постыдный роман

В сети бурно обсуждают возможную связь 25-летней учительницы с четвероклассником. Якобы, он завалил наставницу комплиментами, и в какой-то момент та ответила взаимностью. Страницы СМИ и соцсетей пестрят всё новыми душещипательными подробностями нездоровых отношений — поцелуи и поглаживания во время уединения после уроков, обмен интимными фото и сообщениями по вечерам.

Тревогу забили родители, заметившие в телефоне школьника подозрительную переписку. Объект его страсти тут же арестовали, завели уголовное дело. В случае, если преступные действия будут доказаны, педагогу грозит до 20 лет тюрьмы.

Как она докатилась до такой жизни? Ответа на этот вопрос у следствия пока что нет. Сама учительница утверждает, что никакого романа не было. Поначалу она не отрицала вины, но впоследствии заявила, что дала показания под давлением следователя.

В этой истории много тёмных пятен. Взять хотя бы тот факт, что у женщины есть законный муж, при наличии которого необходимость флирта с четвероклашкой вызывает большие сомнения. Пользователи соцсетей, которые не верят в такое развитие событий, предлагают рассмотреть вариант «подставы», которую могли учинить, к примеру, ревнивая мать школьника или отец, которому педагог не ответила взаимностью.

В любом случае, разбираться во всем этом будут правоохранительные органы, и, хочется верить, докопаются до правды. А пока позволим себе предположить, что же всё-таки могло произойти и по чьей вине.

Допустим, учительница действительно позволила себе непристойное поведение в отношении мальчика. В таком случае возникают опасения по части её психического здоровья и вопросы к тем, кто принимал больную на голову сотрудницу на работу. Учителей вообще каким-то образом проверяют на адекватность, тестируют на наличие психических заболеваний? Или с учётом кадрового голода в школах это никому не нужно - хорошо, что хоть кто-то пришёл, пускай учит, как умеет?

Что касается ребёнка, тут налицо полное отсутствие полового воспитания, которое должно исходить от семьи. В голове не укладывается, как ученик 4-го класса, у которого только начинается процесс полового созревания, мог возжелать педагога. Говорят, некоторые современные дети взрослые не по годам. Но в таком случае куда смотрят их родители, которые должны рассказать подрастающему чаду очень много важных вещей? Мама и папа молчат, ребёнок не спрашивает и изучает вопрос самостоятельно — другого выхода у него просто нет. И в результате не умеет выстраивать отношения с противоположным полом. Возможно, как и его родители. А те после устраивают истерики, винят посторонних людей в том, что сами не доглядели, ищут способы исправить ситуацию и защитить детей от преступных посягательств со стороны учителей и других взрослых. Напрочь забывая о том, что лучше всего защищён тот, кто предупреждён.

Проходной двор

Вообще, когда речь заходит о безопасности в школах, первое, что приходит на ум — это защита ребёнка не от педагогов со странностями, а от разного рода вооруженных нападений. Тем более, таковых за последние годы было достаточно много. Один из последних случаев произошёл в декабре, когда 14-летняя школьница учинила стрельбу в брянской гимназии. Она пришла на учёбу с отцовским дробовиком, который беспрепятственно пронесла через вход, не оснащенный рамками металлоискателя.

После трагедии, в результате которой погибли сама вооруженная девочка и её одноклассница, начался традиционный разбор полётов. Прилетело и замдиректору, и руководству охранной фирмы, и незадачливому отцу восьмиклассницы, допустившему небрежное хранение своего охотничьего ружья. Последнего обвиняют ещё в доведении дочери до самоубийства путем угроз, жестокого обращения и систематического унижения ее человеческого достоинства. Мужчина отрицает факты насилия, а ружьё, якобы, находилось в доме для охранных целей.

Подобные истории, безусловно, пугают людей, у которых есть дети. Самые боязливые родители бьют тревогу даже при малейшем намёке на повторение таких событий в школе, которую посещает их отпрыск. Вспомним случай с фейковыми угрозами нападений на учебные заведения, которые поступали псковским школьникам. Сразу после этого некоторые ребята оказались заперты дома.

Понять их родителей не сложно, особенно с учётом того, что профилактические и антитеррорестические мероприятия в образовательных учреждениях не всегда организованы на должном уровне. К примеру, территория школы в Борисовичах по-хорошему должна быть закрытой. Не так давно я своими глазами видела, как жители близлежащих новостроек бодро минуют калитку и идут по своим делам по тропинке вдоль учебного заведения.

Аналогичная ситуация сложилась во многих школах города. Оставляет желать лучшего и охрана: в ряде учреждений на входе как сидели уставшие от жизни бабушки, так и сидят. А рамки если и есть, то никогда не работали.

Понятно, что никакие охранники, металлоискатели и заборы не дают стопроцентной защиты от террориста, твёрдо вознамерившегося напасть на школу. Да и в целом опасность может подстерегать на каждом шагу — увы, в таком мире мы живём.

Поэтому заточить ребёнка в «башню» и не пускать на учёбу - это плохая идея. Он должен познавать мир, развиваться, приобретать новые знания, социализироваться и — самое главное — знать о возможных угрозах. Кто его должен просветить? В первую очередь, родители. Кстати, они же должны указывать администрации учебного заведения на недочёты в обеспечении безопасности учащихся в виде дыры в заборе или отсутствия полноценной охраны. Меры предосторожности лишними не бывают.

Не быть равнодушными

Помимо физических угроз существуют психологические, которые представляют не меньшую опасность. И об этом дети тоже должны узнавать от ближайших родственников.

Устроившая стрельбу в брянской гимназии девочка схватилась за оружие вовсе не от праздной скуки. Над ней издевались одноклассники, что сегодня довольно частое явление. Ребята, чем-либо отличающиеся от сверстников, например, внешним видом, всегда привлекали повышенное внимание и зачастую становились объектом травли. Но в XXI веке буллинг приобрел пугающие масштабы.

В интернете можно найти массу инструкций на тему того, как обезопасить детей от издевательств со стороны коллектива. Основная мысль, которую они несут — ситуация требует вмешательства взрослых.

В некоторых случаях имеют место недостатки профилактической работы в школах, недоработки психологов и классных руководителей, которые «не досмотрели». Но очень многое зависит от родителей, которые должны заниматься своим ребёнком и учить его правильно себя вести в стрессовых ситуациях.

К тому же, психологи отмечают, что «жертвами» чаще всего становятся дети, подвергающиеся психологическому насилию в семьях. Порой родители могут подавлять ребёнка неосознанно, бросая резкие словечки вроде «Сам виноват», «Ведёшь себя, как тряпка». Это травмирует неокрепшую психику и может привести к самым непредсказуемым последствиям.

Потребность в безопасности — базовая для каждого человека, особенно, для маленького. И прежде всего он должен чувствовать себя защищённым в тылу, в семье. К сожалению, это не всегда так.

О какой защищённости может идти речь, когда родители интересуются жизнью ребёнка исключительно на уровне «Какие оценки сегодня получил»? Доверительные отношения порой утрачены задолго до поступления в первый класс, малыш с самого детства предоставлен сам себе. Ему некого просить о помощи, так как родители сосредоточены на своих важных взрослых делах, и он пытается защищать себя сам — как умеет. Ищет подозрительные компании во дворе, заводит странных друзей в интернете, черпает оттуда информацию сомнительного качества.

В целях оградить чад от подобных занятий некоторые отцы и матери впадают в другую крайность: обеспечивают максимальную занятость школьника, перегружая его дополнительными занятиями, секциями, кружками. Мол, не будет у него дурных мыслей, если свободного времени в обрез. А они-то как раз появятся очень скоро, так как ребёнок будет пытаться защитить себя от муштры родителей.

Как уберечь ребёнка от всех опасностей этого мира? Такого рецепта не существует. Но одно можно сказать точно: дети нуждаются в защите родителей, причём ежедневно и ежечасно. Именно в защите, а не контроле — не надо следить за каждым шагом, провожать в школу и обвешивать гаджетами с GPS-трекерами. Для малышей это необходимо, а подростков только раздражает. Несовершеннолетний должен чётко осознавать, что дома он в безопасности, а за его пределами больше хорошего, чем плохого. Да, он будет видеть много грязи и информационного мусора, но не впитает его, если в этом не будет необходимости. Если будет пример, как надо и как правильно. Родители в силах показать такой пример, если они перестанут отворачиваться от ребёнка, пустят его в свой мир, а он взамен приоткроет свой.

Перед этим взрослым, конечно же, стоит озаботиться своим воспитанием, поискать верные ориентиры, чтобы после привить их детям. И вот тогда не будет историй о непотребствах в скрытых от глаз школьных каморках, о детях с искалеченной психикой, которые берут в руки оружие. Им просто не потребуется этого делать, ведь они будут знать, что так поступать нельзя, что это неправильно. Пока что понятия «хорошо» и «плохо» становятся всё более размытыми.

Ульяна Лаблюк

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Чего вы ждете от послания президента Федеральному Собранию 29 февраля?
В опросе приняло участие 229 человек
Лента новостей