Новости партнеров
Общество

Уникальный КНП Псковского укрепрайона: легенда о немецких строителях и взрыв в каземате

21.03.2021 11:52|ПсковКомментариев: 0

Блогер Алексей Старков, занимающийся вопросами археологии и сохранения культурного наследия, продолжает исследование внутренних помещений одного из самых интересных объектов Псковского укрепрайона «Линии Сталина» - КНП 39 (командно-наблюдательный пункт) Логозовичевского батальонного района.

 

В предыдущих частях мы обошли его снаружи и уже осмотрели большую часть помещений (сквозник, тамбуры, перископную, агрегатную и уборную с сохранившимися фрагментами оборудования) за исключением боевого каземата и загадочной комнаты непонятного назначения.

Как раз с нее мы и начнем эту экскурсию, но для начала обновим в памяти месторасположение и устройство сооружения с помощью архивных документов.

На известном фрагменте Схемы Псковской УП [РГВА, Ф. 22, Оп. 32, Д. 2830, Л. 28]*, предположительно 1935 года, видно расположение КНП в окружении огневых точек подчиненного и соседнего батрайонов.

КНП 39 - это самое большое из сохранившихся сооружений Псковского УРа или укрепленной позиции (УП) в ранний период с интересным набором помещений, построенное в 1932 году. Всего два батальонных района обороны (БРО) в Псковском УРе могут похвастаться долговременными КНП. До наших дней в более-менее целом состоянии дошел один - КНП 39.
Как уже говорилось, КНП 39, находясь на еле заметном возвышении посереди поля в тылу батрайона и имея существенное смешение к левому флангу, позволял вести наблюдение как за расположенными впереди подчиненными ДОТами, так и за соседним батрайоном, перехватывающим Рижское шоссе и железную дорогу Псков-Рига.

Для получения общего представления об устройстве КНП 39 обратимся к его исполнительному чертежу, сделанному постфактум предположительно в 1935 году [РГВА, Ф. 22, Оп. 32, Д. 2826, Л. 33]. Чертеж неплохо передает не только планировку сооружения, но и основные особенности конструкции.

Первым делом мы отправимся в помещение под название К.П-З, как написано на исполнительном чертеже сооружения. Что скрывалось за этой аббревиатурой, для меня загадка. Наиболее вероятно, что это запасной командный пункт, совмещенный в одном помещении с фильтро-вентиляционной установкой. Именно наличие последней объясняет разрушения в тыльной стене каземата. Но обо всем по порядку. Сначала осматриваем в тамбуре III, который ведет в боевой каземат.

На фото вид из тамбура I, выполнявшего функции санпропускника в случае химической опасности. Слева вход в уборную, чуть далее в каземат с условным наименованием по чертежу К.П-З. Справа проход в перископную и агрегатную через тамбур II. Мы там уже были в прошлой части.

Верхняя часть дверного проема при переходе из тамбура I в тамбур III. Разбитый бетон позволяет видеть конструкцию армирования с дополнительным усилением прутками в нижней части. На дальнем плане боевой каземат. Фото Андрея Артемова, апрель 2010 года.

Боевой каземат за спиной Марии. Слева проход в каземат К.П-З. Стены тамбура, как видно из чертежа, тоньше несущих, и левая повреждена от подрыва в каземате К.П-З.

Тут есть нечто интересное. В верхней части дверного проема в каземат К.П-З (если не ошибся) на месте срезанного мародерами швеллера четко фиксируется зеркальный отпечаток клейма металлопроката KRUPP № 2… (скорее всего, 20). Это как раз тот случай, который послужил основой очередной легенды о ДОТах Псковского укрепрайона.

Фото Светланы Шеин, май 2009 года.

Как известно, оборонительное строительство начала 30-х годов прошлого века велось в трудное время. 1932 год - это не только начало массового голода и коллективизации, но и итоговый год первой пятилетки развития народного хозяйства СССР, по результатом которой страна из аграрной державы превратилась в индустриальную. Тем не менее, массовые закупки сырья и оборудования за рубежом, для удовлетворения потребности промышленности в процессе индустриализации продолжались.

Так, например, общая стоимость советских заказов, размещённых в Германии в 1931 году, достигла рекордной суммы 919,2 миллиона марок. В первой половине 1932 года СССР закупил 50 % чугуна и стали, экспортировавшихся Германией, 60 % всего землеройного оборудования и динамомашин, 70 % всех металлообрабатывающих машин, 80 % кранов и листового металла, 90 % всех паровых, газовых турбин и паровых кузнечно-прессовых машин. [Г. Хильгер, А. Мейер «Россия и Германия. Союзники или враги?», Центрполиграф, 2008 - 415 с., стр. 293]. Естественно, что немецкий металлопрокат широко применялся и на строительстве укрепрайонов.

Тем не менее, наличие явно немецкого проката в этих сооружениях дало толчок живучим представлениям в среде местного населения о том, что эти ДОТы построены немцами в период оккупации 1941-1944 годов. Даром, что они фронтом на запад развернуты. Кстати, это могла быть и какая-нибудь вторичка с немецких запасов времен Первой мировой. Но маловероятно, уж слишком часто попадается такое клеймо и не в одном сооружении.

Давайте осмотрим каземат К.П-З и попытаемся разобраться, что за взрыв там произошел. Помещение завалено обломками, а толстая несущая стена, отделяющая уборную от каземата, выпучена взрывом вовнутрь него. И это явно не подрыв накладным зарядом. На внешней стене каземата и на потолке сохранился противооткол из швеллеров и котельного железа.

 

Как могло произойти такое разрушение?

Все очень просто. У этой стены находилась фильтро-вентиляционная установка, а воздух к ней подводился по трубам-воздуховодам, проложенным в толще стен и под полом сооружения. Воздухозабор осуществлялся с внешней стены сооружения, а при артобстреле из помещения сквозника. Там мы с вами уже видели отверстие воздухозабора в предыдущем репортаже. Трубы воздухозабора показаны пунктиром на исполнительном чертеже. По какой-то непонятной причине заряд взрывчатки был размещен внутри трубы воздухозабора через отверстие в каземате К.П-З и подорван. В результате чего стенку разрушило, и арматуру выгнуло вовнутрь каземата, а частично в уборную. От жестяных труб практически ничего не осталось.

Фото Андрея Иванова. Май 2009 года.

Кто и когда это сделал, неизвестно. Наиболее вероятно - послевоенные тренировки военных-подрывников или уничтожение боеприпасов. Кстати, осколочных повреждений в этом каземате на противоотколе практически не видно.

 

Проход в боевой каземат из помещения К.П-З.

Конструкция верхней части дверного проема из каземата К.П-З в боевой каземат. Видно, что здесь поработали мародеры.

Вернемся в тамбур, чтобы, наконец, пройти в боевой каземат. Тут я собственной персоной.

Под ногами хлюпает вода, чавкает грязь и мешаются куски бетона, а где-то в углу пищат комары. В этом каземате летом всего сыро и посещать его без сапог не рекомендуется. В крайнем случае, можно балансировать в «чешках» на паре камней в центре, но нормально осмотреть его тогда не получится.

Толщина фронтальных стен КНП 39 составляла 1500 мм, а покрытия с противоотколом - не менее 1100 мм. Снарядостойкость КНП 39 рассчитывалась как обеспеченная от однократного попадания 8" осколочно-фугасного гаубичного снаряда и определялась по тогдашней классификации как М-1.

Боевой каземат на продольном разрезе КНП 39 [РГВА, Ф. 22, Оп. 32, Д. 2826, Л. 34]. Фрагмент.

Осмотрим два дверных проема в боевой каземат. Один из них основной и ведет в него из тамбура III. На нем с внутренней стороны каземата сохранился ничтожный фрагмент дверной коробки. Второй проем из помещения К.П-З сохранился лучше. На фото виден дверной косяк из дубовой плахи с двумя оригинальными навесами для тяжелой герметичной двери, открывающейся вовнутрь боевого каземата. В простенке между дверными проемами видны выходы труб неясного назначения и крепления какого-то оборудования.

 

Проем в тамбур III.

Боевой каземат на фрагменте исполнительного чертежа КНП 39 (предположительно, 1935 года). Хорошо видно, что в каземат правильной трапециевидной формы, имеет три амбразуры и одно отверстие под перископ. Амбразурные узлы в нем на момент составления чертежа были установлены, что характерно для всех построек 1932 года. Обратите внимание на то, как показаны на чертеже сектора обзора/обстрела. Они двойные 66 и 70 градусов, и это характерно только для чертежей КНП. Правда, не совсем понятно, почему меньший угол вписан в больший - налицо ошибка чертежника (для сравнения, на чертеже КНП 40 все отмечено правильно). По любому это связано с углом обзора и углом возможного обстрела из пулемета «Максим» на станке Горнасталева или ином. Угол обстрела должен быть меньше. Ширина амбразур здесь 400 мм.

Боевой каземат на фрагменте исполнительного чертежа КНП 39 (предположительно 1935 года) [РГВА, Ф. 22, Оп. 32, Д. 2826, Л. 33]. Фрагмент.

У нас достаточно мало документов по командно-наблюдательным пунктам Псковского укрепрайона, да и упоминаются они не часто. Наверное, самое первое упоминание КНП 39 датируется 14 июлем 1931 года применительно к оргструктуре Псковской УП. Мы с вами уже привыкли, что большую часть своего времени Псковская УП состояла из пяти батальонных районов обороны. К 1939 году в Псковской УП отказались от системы батрайонов, заменив их пятью ротными ОП с измененными границами. Тем не менее, считать, что структура из пяти БРО до 1939 года существовала без изменения, неверно. Не все районы обороны были батальонными, и не всегда их было пять.

Так на 14 июля 1931 года в Псковской УП упоминаются районы обороны первого эшелона (ротные или батальонные не ясно) под литерами: А, Б, В и Г. А также районы обороны второго эшелона: Д и Е [РГВА, Ф. 31899, Оп. 10, Д. 314].
Причем в район обороны Д входят литерные ДОТы А, Б и В (1930 года постройки), а также ДОТы 10, 10а и наш КНП-39. А как мы с вами знаем, последние были построены в 1932 году - на год позже составления документа.

В район обороны Е входили сооружения под номерами: 24, 25, 26 и 27. Это еще интереснее, т.к. таких сооружений построено не было от слова совсем. Судя по нумерации, можно предположить, что район обороны Е второго эшелона планировался на стыке и в тылу Алабышевского и Снегиревского БРО. Собственно, наверное, и правильно, что от его отказались при жестком лимите отпущенных средств. А вот усиление развилки старой Печорской дороги и Рижского шоссе было необходимо. Это и объясняет двойное назначение КНП 39 и как командно-наблюдательного пункта и как огневого сооружения, что не совсем типично в более поздний период.

Осмотрим амбразуры боевого каземата.

На фото левая и центральная амбразуры боевого каземата. Потолок сооружения покрыт противоотколом из двутавровых балок с проставками котельного железа. Стены также защищены противоотколом из котельного железа. Ныне он большей частью срезан мародерами.

Левая амбразура. Вполне возможно, что какое-то крепление для пулеметного станка изначально планировалось, но ныне о нем свидетельствую только обрезанные мародерами двутавры ниже амбразуры.

Левая амбразура со стандартным амбразурным узлом фабричного изготовления и заслонкой Н-31 (наблюдательная). Ширина амбразуры больше обычной пулеметной и составляет 400 мм. Бронезаслонка в настоящий момент украдена. Герметизирующее приспособление ГПП установлено не было. Этому даже есть свое объяснение и описание в документах.

Так в спецсообщении Зам. нач. ОО НКВД ЛВО - капитана Госбезопасности Самохвалова от 7 февраля 1939 г. на имя Комкора тов. Хозина [РГВА, Ф. 25888, Оп. 3, Д. 174, Л. 4] отмечается, что «на имеющихся двух командных пунктах нет герметизации, нет станков для пулеметов и пушек». Интересно, откуда он взял про пушки в КНП? Ну а то, что станков нет - это правильно, ибо пулеметный огонь демаскирует КНП и не дает выполнять возложенные на него функции. Другое дело, что наш КНП был универсальный, и, если противник вышел к нему, то оборона УРа разваливается, ему командовать нечем и пора подумать о самообороне. Для это есть ДП-27, а станки Горносталева с пулеметами «Максим» загромождают пространство каземата, не давая выполнять функции по управлению боем.

Далее Самохвалов пишет: «Из всех имеющихся долговременных огневых точек только на 19 поставлены герметизационные пулеметные приспособления ГПП, остальные точки не защищены от проникновения отравляющих веществ, т.к. в них не однотипные амбразуры и к ним стандартные ГПП не подходят. В настоящее время делаются планки для возможности применения стандартных ГПП».

Действительно, приспособить стандартное пулеметное ГПП к наблюдательной амбразуре не просто, даже, пожалуй, сложнее, чем к импровизированным амбразурным узлам полукустарного изготовления в ДОТах постройки 1931 года.

 

Еще несколько кадров левой амбразуры.

 

Центральная амбразура в таком же состоянии. На фото хорошо видны «обрубки» двутавров в стене ниже нее. На месте срезанного противооткола ниже амбразур видны деревянные закладные для крепления пулеметных станков.

Центральная и правая амбразуры боевого каземата.

Еще раз вернемся к исполнительному чертежу КНП 39 [РГВА, Ф. 22, Оп. 32, Д. 2826, Л. 33]. Про углы обзора/обстрела мы уже говорили выше. Посмотрите, как укрупненно выглядит на нем устройство правой амбразуры.

 

Правая амбразура боевого каземата КНП 39. Вверху обсадная труба перископа, справа в стене две трубы, предположительно, для обогрева помещения КНП.

Обсадная труба перископа. Здесь, в отличие от помещения перископной, сохранилась рукоять привода бронированной крышки перископа, но отсутствует петля ее фиксации. Фото Андрея Артемова, апрель 2010 года.

Устройство обсадной трубы для установки перископа в ДОТ [РГВА, Ф. 25888, Оп. 3, Д. 162, Л. 179]. Глядя на чертеж, становится понятно, как работает привод крышки обсадной трубы. Если будет интересно, могу в ближайшее время рассказать об устройстве перископа ПДК-3

 

Еще несколько фото обсадной трубы перископа. Фото Андрея Иванова, май 2009 года.

На этом пока все. Пора прощаться, мы и так задержались на этом объекте.

Подведем итог: КНП 39 - самое крупное и единственное сохранившее сооружение Псковского укрепрайона такого типа начального периода строительства. Объект расположен в легко доступном месте (кроме периода распутицы и высокого снежного покрова) и, безусловно, интересен, как любителям военной истории в комплексе с расположенным рядом ДОТ 9, так и просто путешественникам и любителям старины (рядом остатки дворянской усадьбы Булаево). КНП имеет нетипичную для таких сооружений уникальную планировку, а внутри фрагментарно сохранились остатки интерьеров. Очень прискорбно, что пока его стены, пережившие 1941 год, в наши дни расстреливают из ружей (и это практически в черте населенного пункта Неелово) неустановленные граждане.

В путешествии по казематам КНП 39 мне помогала Мария Кутукова.
* - документ любезно предоставлен Олегом Тульновым (СПб).
Фотографии для репортажа сделаны мной (если не указано другое) в период с 2007 по 2018 годы. Их я по годам не подписывал, т.к. интерьеры за этот период изменились мало.

Алексей Старков

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Как вы планируете проводить предстоящие майские праздники?
В опросе приняло участие 737 человек

Коронавирус

Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.